Пролог

Нескончаемая лента новостей Фэйсбука многоязычной змеей разносила по миру лишь одну новость. ООН готовилась голосовать за отмену своего собственного проекта под названием «Израиль».

Крис, известный американский блогер, с отвращением вращал колесико мышки. Заголовки, посты, видеоклипы, реклама, как сговорившись, говорили об Израиле в прошедшем времени. Создавалось впечатление, что голосование уже состоялось.

Крис Джонс не был евреем, и еще несколько лет назад еврейская тема не входила в круг его интересов. Его отношение к еврейскому вопросу плавало между словами «никак» и «что-то с ними не так».

Около пяти лет назад что-то произошло. Евреи, Израиль и еврейские проблемы стали вызывать в нем какой-то смутный интерес. Цитата русского писателя Салтыкова-Щедрина, которая как специально попалась на глаза, его добила.

«…И во сне увидеть себя евреем достаточно, чтобы самого неунывающего субъекта заставить метаться в ужасе и посылать бессильные проклятия судьбе».

После этого он начал действовать. Внутрисемейный опрос с пристрастием ни к чему не привел. По крайней мере, в трех ближайших поколениях следов еврейского присутствия он не обнаружил. Дальнейшие разработки темы привели его к интересным фактам. Оказывается еще с античных времен люди разных национальностей, несмотря на общее отрицательное отношение, неожиданно проникались симпатией к евреям. Это необъяснимое явление толкало как отдельных людей, так и целые народы к переходу в еврейство. Особенно поразили Криса русские субботники.

Жили себе, поживали где-то в забытой богом русской глубинке православные крестьяне, пока однажды, в начале 18-го века, не решили перейти в еврейство. Как и почему это случилось, толком не знают по сегодняшний день. Зато хорошо известно, какие усилия прилагали власти, чтобы образумить новоявленных отщепенцев. Постоянные гонения и ссылки в необжитые места ни к чему не привили. Русские крестьяне перешли в еврейство и, в конце концов, оказались в Земле Обетованной.

Однако в данный момент Криса волновал лишь один вопрос – как остановить неизбежное. Результат голосования в ООН был предрешен. Лидеры большинства стран, включая тех, кто могли наложить вето, не стесняясь говорили об Израиле, как о неудачном проекте, который пришло время закрыть. Дальнейшее не вызывало сомнения. Евреи мира останутся без надежды, а евреи Израиля должны будут рано или поздно потерять страну.

Нужно было срочно найти абсолютно новый, желательно убийственный аргумент, который смог бы убедить раз и навсегда весь мир, что Израиль принадлежит евреям и только евреям.

Задача была совершенно нерешаемая, поскольку все, что можно было сделать, было уже сделано. На протяжении многих лет израильские, еврейские и симпатизирующие евреям ученые, политики, и представители СМИ пытались остановить тенденцию делегитимации Израиля, начавшуюся в начале нулевых. Но то, что казалось невозможным, случилось. Существование Израиля как страны подходило к концу…