Статья

Евреи и их участие в образовании современного хозяйства

 

Отрывок из работы экономиста и социолога Вернера Зомбарта

Отрывок из работы экономиста и социолога Вернера Зомбарта

Евреи и их участие в образовании современного хозяйства

 

Из Виккипедии:

Вернер Зомбарт (1863 – 1941) – немецкий экономист, социолог и историк, философ культуры. Представитель немецкой исторической школы в экономической теории, классик немецкой социологии.

Из еврейской энциклопедии Брокгауза и Ефрона.

Зомбарт, Вернер – выдающийся политико-эконом, профессор Бреславльского университета и Берлинской высшей коммерческой академии, христианин, род. в 1863 г. З. посвятил роли евреев в образовании современного хозяйства ряд публичных лекций, прочитанных в 1909-10 академическом году (есть русский перевод) и имевших большой успех.

 

Нельзя понять также, почему народы, стоявшие впереди других до XV в. – итальянцы, испанцы и португальцы – должны были пострадать от развития новых торговых сношений с Америкой и Ост-Индией (морским путем), нельзя понять, почему они, в силу своего географического положения, должны были отступить на задний план перед французами, англичанами, голландцами, гамбуржанами? Разве путь из Генуи в Америку или Ост-Индию был длиннее, чем из Амстердама, Лондона или Гамбурга? Разве португальские и испанские гавани не были ближе других к новым странам, которые, открытые испанцами и португальцами, ими же и были заселены?

И начинает казаться поразительным, что до сих пор не обращали внимания хотя бы на внешний параллелизм между передвижениями еврейского народа и экономическими судьбами различных народов и городов. Точно солнце шествует Израиль по Европе: куда приходит он, там пробуждается новая (капиталистическая) жизнь, откуда он уходит, там засыхает все, что до сих пор цвело.

Краткое напоминание о пережитых еврейским народом с конца XV в. превратностях судьбы подтвердит справедливость этого наблюдения. Великое всемирно-историческое событие, о котором следует напомнить здесь раньше всего – это изгнание евреев из Испании и Португалии (1492 и 1497 гг.).

Никогда не должно забывать, что в тот самый день, когда Колумб отплывал из Палоса, чтобы открыть Америку (3 августа 1492 г.), говорят, 300 тыс. евреев выселились из Испании в Наварру, Францию, Португалию и на Восток, и что в те годы, когда Васко де Гама открывал морской путь в Ост-Индию, евреи были изгнаны также и из других частей Пиренейского полуострова.

Странная игра случая вызвала хронологическое совпадение этих равно замечательных, каждое в своем роде, событий: открытие новых частей света и крупнейшее передвижение еврейского народа. Но этим официальным изгнанием евреев из Пиренейского полуострова еще не заканчивается их тамошняя история. Очень много евреев остается на родине в качестве мнимохристиан (маранов), и благодаря только все усиливавшимся со времени Филиппа III жестокостям инквизиции, они в течение ближайшего столетия покидают страну: значительная часть испанских и португальских евреев переселяется в другие страны лишь в течение XVI в., и особенно в конце его. Но к этому же времени испано-португальское народное хозяйство близится к своему концу.

В XV в. евреи были изгнаны из важнейших немецких торговых городов:

Аугсбурга (1439–1440), Страсбурга (1438), Эрфурта (1458), Нюрнберга (1498–1499), Ульма (1499), Регенсбурга (1519).

В XVI в. их постигает та же участь в целом ряде итальянских городов:

в 1492 г. они изгнаны из Сицилии, в 1540–1541 гг. из Неаполя, в 1550 г. из Генуи, в том же году – из Венеции. И здесь хозяйственный регресс совпадает хронологически с выселением евреев. С другой же стороны, мы замечаем, параллельно с появлением еврейских беглецов, хозяйственный расцвет  — иногда совершенно неожиданный тех городов и стран, куда направились спаньолы.

В Германии – Франкфурт-на-Майне и Гамбург раньше других городов приняли к себе в течение XVI и XVII вв. очень много евреев. И странное дело: кто в XVIII в. путешествовал по Германии и отдавал себе отчет в том, что видел, тот находил в упадке все прежние (имперские) торговые города, как Ульм, Нюрнберг, Аугсбург, Майнц, Кельн, и только о двух городах мог сказать, что они сохраняют – и даже усиливают – свой блеск; эти города – Франкфурт-на-Майне и Гамбург.

Во Франции в XVII и XVIII вв. выделяются своим богатством города Марсель, Бордо, Руан – странным образом – опять-таки пункты, принявшие к себе еврейских беглецов.

Известно, что экономическое развитие Голландии получило в конце XVI столетия внезапный толчок вперед (в капиталистическом смысле). Первые португальские мараны поселяются в Амстердаме в 1593 г., вскоре к ним присоединяются новые беглецы. В 1598 г. открыта первая синагога в Амстердаме. В середине XVII столетия уже во многих голландских городах были многочисленные еврейские общины.

В начале XVIII в. число «изгнанников» доходит в одном Амстердаме до 2400. Уже в середине XVII в. их духовное влияние очень велико: государствоведы рассуждают о древнееврейском царстве, как об образцовом государстве, согласно которому должен был бы сформироваться строй Голландии. Сами евреи называют в то время Амстердам своим новым, великим Иерусалимом.

Наконец, и в Англии так называемый экономический подъем, т. е. зарождение капитализма, идет, по-видимому, параллельно с притоком еврейских элементов испано-португальского происхождения.

Прежде полагали, что в Англии, со времени изгнания евреев при Эдуарде III (1290) до их (более или менее официального) обратного допущения при Кромвеле (1654–1656), не было совсем евреев. В настоящее время лучшие знатоки англо-еврейской истории не разделяют уже этой точки зрения. Во все времена в Англии жили евреи. Но в XVI в. их стало там много. В царствование Елизаветы их было уже немало. Сама Елизавета любила заниматься еврейской литературой и любила общество евреев. Ее врачом был Родриго Лопец: еврей, послуживший для Шекспира прототипом Шейлока.

Известно, как, благодаря ходатайству Манассе-бен-Израиля, евреи получили к середине 50-х гг. XVII столетия официальное разрешение селиться в Англии и как с тех пор они быстро умножились, благодаря иммиграции (происходившей с XVIII в. также и из Германии). Согласно автору Anglia Iudaica в 1738 г. в одном Лондоне жили постоянным образом 6 тыс. евреев.

Разумеется, констатирование факта, что передвижения евреев и экономические судьбы народов обнаруживают хронологический параллелизм, еще совсем не доказывает того, что выселение евреев вызывало экономический упадок страны, а переселение их — хозяйственный подъем ее. Принять это значило бы рассуждать по типу: «post hoc ergo propter hoc».

Для доказательства этой каузальной связи малоубедительны также взгляды позднейших историков, хотя мнения людей такого калибра, как Монтескьё, имеют все-таки известный вес. Поэтому я не буду приводить свидетельств этого рода. Наоборот, заслуживают, по моему мнению, серьезного внимания суждения современников; из них я приведу некоторые, особенно убедительные, ибо они часто одним словом проливают столько света на события своего времени, сколько лишь с упорным трудом можно получить другим путем.

Когда в 1550 г. венецианский сенат решил изгнать маранов и окончательно запретить торговлю с ними, то христиане-купцы заявили, что это равносильно для них разорению и что им только остается самим выселиться с евреями, ибо они живут от торговли с ними.

В руках евреев находились по их словам:

  1. Торговля шерстью с Испанией.
  2. Торговля испанским шелком, сахаром, перцем, индийскими колониальными товарами и жемчугом.
  3. Значительная часть экспортной торговли: евреи посылают венецианцам товары на комиссию «acciochè le vendiamo per lor conto guadagnando solamente le nostre solite provisioni» (!) («чтобы мы продавали эти товары за их счет, зарабатывая только наши обычные комиссионные»).
  1. Вексельная торговля.

Покровителем евреев в Англии был, как мы знаем, Кромвель, и в его симпатиях к евреям не последнюю роль, как сообщают, играли экономические соображения: для расцвета товарных и денежных оборотов нужны были, по его мнению, богатые еврейские торговые дома; кроме того, он желал приобрести для правительства могущественных союзников.

С такой же симпатией относился к евреям великий французский государственный деятель XVII в. – Кольбер. По моему мнению, очень знаменательно то, что оба этих величайших организатора современного государства признали за евреями способность развивать (капиталистическое) хозяйство.

В одном ордонансе Кольбер указывает интендантам Лангедока на то, какую огромную пользу сумел извлечь Марсель из торговой сметливости евреев. Жители больших французских торговых городов, в жизни которых евреи играли крупную роль, давно по собственному опыту убедились в том, что евреи полезны для них и поэтому считали необходимым удерживать их у себя.

Мы встречаем неоднократно – особенно из среды обитателей Бордо – благоприятные отзывы о евреях. Когда в 1675 г. в Бордо стало буйствовать войско из наемников, то многие зажиточные евреи начали готовиться к отъезду.

Это испугало общинный совет и советники сообщают, полные страха: «Les Portugais, qui tiennent des rues entières et font un commerce cousidérable, ont demandé leurs passeports. Les Portugais et etrangers, qui font les plus grandes affaires, cherchent à se retirer d’ici: Gaspard Gonzalès et Alvarès out quitté, depuis peu, qui etaient des plus considérables parmi eux. Nous nous apercevons que le commerce cesse» («Португальцы, занимающие целые улицы и ведущие оживленную торговлю, потребовали свои паспорта. Португальцы и иностранцы, ведущие самые крупные дела, желают удалиться отсюда. Гаспар Гонзалец и Альварец – одни из самых богатых среди них – недавно покинули город. Мы замечаем, что торговля останавливается»).

Несколько лет спустя субинтендант выражает свое мнение о значении евреев для Лангедока в следующих словах: «Без них торговля Бордо и всей провинции несомненно погибла бы» («périraif infailliblement»). Не менее ясно понимали значение для себя евреев голландцы в XVII в.

Когда Манассе-бен Израиль отправился со своей известной миссией в Англию, то голландское правительство было охвачено подозрением, не идет ли дело о том, чтобы привлечь голландских евреев в Англию. Поэтому оно поручило своему послу в Англии, Нейпорту, запросить Манассе о его планах.

Нейпорт ответил своему правительству (в декабре 1655 г.) в успокоительном тоне, что нет никакой опасности: «Manasseh ben Israel hath been to see me and did assure me, that he-dofh not desire any thing for the Iews in Holland, but only for these as sit in the inquisition in Spain and Portugal» («Манассе-бен Израиль посетил меня и уверял, что он хлопочет не для голландских евреев, а для тех, которые находятся под гнетом испанской и португальской инквизиции»).

То же самое мы видим в Гамбурге. В XVII в. роль и значение евреев делаются здесь настолько значительными, что их считают необходимыми для процветания города. В одном случае сенат высказался за разрешение постройки синагог, мотивируя это тем, что в противном случае евреи покинут Гамбург, и он рискует тогда опуститься до положения деревни.

В 1697 г., наоборот, гамбургское купечество обращается к городскому совету с настоятельной просьбой (дело шло об изгнании евреев) поладить с ними, чтобы не вызвать тяжелых потрясений в гамбургской торговле.

В 1733 г. мы читаем в одном «мнении», находящемся в сенатских актах: в вексельном деле, в торговле галантерейными товарами, в производстве известных материй евреи «почти совсем мастера», они «перегнали наших». Прежде не приходилось задумываться о евреях. Но «они заметно увеличиваются в числе. Нет почти ни одной отрасли крупной торговли (Commercii) и промышленности (Fabriquen), где бы они не принимали деятельного участия. Они стали для нас уже Malum necessarium (неизбежным злом)».

Но мнения и суждения современников не могут нас вполне убедить о правильности известного утверждения; мы желаем – если только это возможно – высказывать свои собственные суждения. А это мы сумеем сделать, разумеется, только тогда, когда собственное исследование убедит нас в действительной наличности утверждаемой нами связи; мы должны попытаться определить на основании источников истинное, реальное участие евреев в образовании нашего современного хозяйства, т. е. – выражаясь точнее – участие их в развитии, раскрытии современной капиталистической хозяйственной системы.

Исследование это должно начинаться с конца XV в., т. е. с того момента, когда (как мы видели) пути еврейской истории и европейской экономической истории делают крутой поворот в направлении современного развития. Ибо только в этом случае мы сумеем дать окончательный ответ на вопрос, в какой мере обязано еврейскому влиянию перемещение хозяйственной области.

Для меня лично – замечу заранее – значение евреев для образования и дальнейшего развития современного капитализма представляется в двояком виде: с одной стороны, мы имеем влияние более внешнего характера, с другой – влияние внутренне духовного рода.

С внешней стороны евреи много содействовали тому, чтобы международные хозяйственные отношения получили свой теперешний отпечаток, так же, как и возникновение современного государства – этого вместилища капитализма. Кроме того, они придали капиталистической организации ее особую форму еще тем, что создали целый ряд господствующих над современной экономической жизнью учреждений и приняли самое деятельное участие в выработке ряда других учреждений.

С внутренней, духовной стороны их значение для развития капитализма так велико потому, что именно они напитали хозяйственную жизнь современным духом,

 

Источник:

Вернер Зомбарт. Избранные работы. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2005. (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского»). С. 147- 152.

 

 

Можно с этим спорить и не соглашаться, но аналога еврейскому феномену нет и не было. Во все времена среди всех стран и народов.

Спецпроекты