Статья

Нож должен быть на кухне

Остается открытым вопрос: «Что, если за ножи возьмутся не десятки и сотни, а тысячи или десятки тысяч?» Во всяком случае, то, что нож может оказаться в руках женщин и детей, уже доказывать никому не надо. 

Почему-то думается, начни мы этот эксперимент, наши соседи начнут использовать холодное оружие не на наших улицах, а там, где и положено – у себя на кухне.

Нож должен быть на кухне

Последняя волна террора в корне отличается от всего предыдущего. Теперь главное оружие – это нож. Очевидно, эта тактика была выбрана не случайно. Возможно еще и потому, что мы научились успешно справляться с ракетами. О том, что эффективней – ракета или нож – оставим за рамками статьи. Наш ответ на ножевой терроризм – стрельба на поражение и курсы по самообороне, открывшиеся по всей стране. Опять же, об эффективности этих мер говорить не будем.
 
Остается открытым вопрос: «Что, если за ножи возьмутся не десятки и сотни, а тысячи или десятки тысяч?» Во всяком случае, то, что нож может оказаться в руках женщин и детей, уже доказывать никому не надо. Что делать в такой ситуации? Танки и даже беспилотные самолеты в данной ситуации нам не помогут.
 
Нож должен быть на кухне_1
 
Некоторые предлагают вести переговоры. К чему ведут переговоры, мы тоже все знаем. Другие ратуют за жесткие меры. Что подразумевается под этими мерами, опять же не очень понятно.
 
И все-таки, почему с момента возникновения страны в 1948 году ничего не изменилось? Ни на метр и даже ни на миллиметр. От нас не хотят ни денег, ни территориальных уступок, ни хорошего отношения. Нас не хотят. Ни в каком виде.
 
Кстати говоря, наши соседи этого никогда не скрывали и не скрывают. Для них весь Израиль – это оккупированная территория. Отрывок из выступления г-на Аббаса на недавней ассамблее Организации Объединенных Наций:
 
«Г-н Председатель, дамы и господа, неужели вы не задавались вопросом: как долго будет продолжаться эта затяжная израильская оккупация нашей земли, происходящая последние 67 лет [то есть, со дня создания еврейского государства]…?»
 
Отвлечемся на минуту от нашей темы и поговорим о ИГИЛе. Почему людей так привлекает эта самая террористическая и экстремистская организация всех времен? Почему каждый месяц к этой организации по данным американских спецслужб присоединяется не менее 1000 иностранных добровольцев!? Вполне логично предположить, что в идеологии этой организации есть нечто притягательное.
 
Мы боимся слова «духовность», не понимаем, что значит единство, а вот ИГИЛ этих слов не боится и с успехом ими пользуется. Может быть, именно поэтому мы видим в ее рядах граждан 81 страны мира!
 
Одна из главных задач организации – уничтожение Израиля. Мы думаем, что она орудует где-то в Сирии, а ведь она уже среди нас. Многие обозреватели говорят, что за «интифадой ножей» стоит именно ИГИЛ.
 
И все-таки, что может противопоставить Израиль? С точки зрения духовных ценностей и идеологии, Израиль мало чем отличается от стран Запада. А ведь именно от этих ценностей и бегут немцы, британцы и все остальные европейцы. С другой стороны, ни для кого не секрет, что как раз евреи и стоят у истоков мировых религий, многих политических течений и различного толка идеологий. Спрашивается, почему сейчас должно быть иначе? Если не Израиль, то кто? Кто, если не евреи, может дать миру новую идеологию?
 
Попробуем несколькими мазками обрисовать модель такой идеологии. Хотелось бы, чтобы она была понятной и, так сказать, человечней всех остальных. Например, она не должна содержать в своей основе преследования, изоляцию или уничтожение инакомыслящих.
 
Сразу могут возразить, что такого не бывает. Конечно, не бывает. Любая идеология, так или иначе, обслуживает какую-то часть населения. Та часть населения, которая способна крепче консолидироваться, в конечном итоге и диктует свою точку зрения. А если сделать наоборот. Идеологией сделать само единство? Представьте, все разнообразные сектора и политические течения, из которых состоит любое общество, поставят во главе приоритетов своей деятельности – единство. Иными словами, все, что способствует солидарности всего общества, приветствуется и принимается, а что нет – отвергается.
 
Почему-то думается, начни мы этот эксперимент, наши соседи начнут использовать холодное оружие не на наших улицах, а там, где и положено – у себя на кухне.
 
Нож должен быть на кухне_2

Можно с этим спорить и не соглашаться, но аналога еврейскому феномену нет и не было. Во все времена среди всех стран и народов.

Читайте далее

Спецпроекты