Статья

Отзвуки грядущей Катастрофы

Еврейская история повторяется многократно. Первый раз – в виде трагедии, потом – тоже.

Представьте себе картину: весной 1933 года офицер СС прибывает в Эрец Исраэль вместе с делегатом сионистских конгрессов. Их сопровождают жены. Они проводят здесь месяц, изучая возможности массовой еврейской эмиграции из Германии. Эсэсовец, воодушевленный перспективами, остается еще на пять месяцев. Позднее в созданной Геббельсом антисемитской газете Der Angriff появляется серия статей сионистской направленности под названием «Нацист едет в Палестину».

Нет, это не альтернативная история и не голливудский сюжет. Офицера звали Леопольд фон Мильденштейн, а его спутника – Курт Тухлер. В 2011 году внук Герды Тухлер выпустил документальный фильм «Квартира», рассказавший удивительную историю контактов еврейских организаций с нацистами.

Она началась за несколько лет до Катастрофы, когда Хаим Арлозоров представлявший Еврейское Агентство, с поддержки Хаима Вейцмана и Бен-Гуриона, выехал в нацистскую Германию, провел переговоры с властями и заключил соглашение «Хаавара». Слово это, означающее на иврите перемещение, или трансфер, закрепилось также в немецкой транскрипции. Странно, но гитлеровская верхушка не погнушалась столь вопиющим фактом.

גנזך המדינה

Вообще, в те годы окончательное решение еврейского вопроса представлялось нацистам не столь кардинальным. Едва придя к власти, они приложили массу усилий, пытаясь выдворить евреев из страны. Но вот беда, евреи, в массе своей, вовсе не хотели уезжать.

На что они надеялись? Как обычно – отсидеться, переждать, «пережить и это». Антисемитская угроза не сплотила, а расколола их на враждующие лагеря – причем не только в Европе, но и в Палестине. Некоторые клеймили «Хаавару» за сотрудничество с нацистами. Некоторые не желали дразнить зверя и критиковали бойкот Германии, утверждая, что он, прежде всего, ставит под удар немецких евреев. Польское еврейство выступило против «Хаавары» из-за страха стать следующим кандидатом на трансфер по той же модели. Короче говоря, все и каждый думали только о себе, совершенно не понимая общей картины.

United States Holocaust Memorial Museum

В разгар этих дрязг убийцы застрелили Арлозорова в Тель-Авиве. Кто это сделал, неизвестно до сих пор. Но нет, не арабские террористы.

Так или иначе, соглашение понемногу начало претворяться в жизнь. Мильденштейн, ставший его куратором в СД, не только поощрял эмиграцию, но даже изучал иврит и принял участие в 19-м Сионистском конгрессе в качестве наблюдателя.

Правда, темпы переезда оставались низкими. К тому же английская мандатная власть в Палестине ввела квоты на въезд. В 1936-м Мильденштейна отстранили от проекта, а в 1939-м поставили начальником его бывшего подчиненного – Эйхмана, сторонника намного более суровых мер. Но даже Эйхман поначалу пытался лишь «вытурить» евреев. Для этого он не поленился съездить в Палестину в 1937-м. Сам Гитлер поддерживал «Хаавару» вплоть до 1939-го.

Всего проектом воспользовались 60 тысяч человек – примерно десятая часть еврейского населения Германии. С приближением Второй мировой нацистам стало ясно, что этот канал не позволит избавиться от еврейства в стране. К тому времени они были готовы высылать евреев куда угодно, однако Эвианская конференция похоронила этот шанс. Конференцию организовали американцы и англичане, и, как пишет Уильям Перл, «они же сделали все возможное для ее полного провала». Запад отказался спасать миллионы обреченных.

Символическую точку в той главе поставил в мае 1939-го лайнер «Сент-Луис», на котором из Германии пытались спастись порядка девятисот еврейских беженцев. Нацисты отпустили их, и корабль доплыл до Кубы, однако здесь им не дали сойти на берег. Президент Рузвельт никак не отреагировал на призыв о помощи, корабли береговой охраны США не подпустили их к берегам Флориды, а Канада ответила официальным отказом. В итоге они вернулись назад в оккупированную Европу.

United States Holocaust Memorial Museum

Так началась очередная трагедия, ставшая самой страшной в нашей истории. Не сумев изгнать евреев, нацисты решили уничтожить их. Отсидеться не получилось ни у кого.

Работа над ошибками

По большому счету, не было никакой работы над ошибками. Мы поскорее перелистнули жуткую страницу и формально возвращаемся к ней лишь раз в год. Уроки не извлечены. Опасность не миновала. Но мы по-прежнему расколоты, по-прежнему грыземся друг с другом – и потому общая картина снова ускользает от наших глаз.

Место Германии заняла сегодня Америка. Евреи в ней проделали тот же путь, что и немецкие евреи прошлого века, – но зашли еще дальше. Они не просто американцы до мозга костей, хорошо устроенные, не мыслящие себя где-либо еще. Вдобавок к этому они презирают, а то и ненавидят Израиль, которым попрекает их «либеральная общественность». Еще недавно он был для них обузой, а теперь превращается во врага, угрожающего их светлому будущему.

Еврейские организации публично требуют «приструнить» израильское правительство. Еврейские избиратели поддерживают откровенных недругов Израиля. Еврейский «демократический социалист» Берни Сандерс повышает тон антиизраильских заявлений – недавно он назвал наше правительство расистским.

Американским евреям, как и немецким, не нужна «Палестина». Они тоже будут до конца отстаивать свое право на жизнь в «самой передовой» стране мира. Больше всего на свете они ненавидят свое еврейство – иногда подсознательно, а иногда и вполне осознанно. Они бы всё отдали, чтобы быть кем-то еще, кем угодно!..

Даже слабо идеологизированные евреи в США испытывают это чувство. Глядя, как Америка, вместе с остальным Западом, медленно встает против них, они видят проблему не в антисемитах, не в экстремистах, которые уже начали убивать, а… в Трампе и в Израиле. И пускай Трамп может оказаться их последним оплотом на американской земле, а Израиль никогда не закроет перед ними двери – логика тут не действует. Чувство первично.

Ведь чувство это вызвано глубинным, исконным противостоянием евреев и мира. Народ Израиля был создан для подлинного единения людей, для подъема к общности и взаимному поручительству – и потому всегда вызывал к себе ненависть человеческого естества. Все ее причины – лишь поводы. Она направлена не против народа, а против того, что он олицетворяет, даже сегодня, когда и сам забыл о своей роли, утонув в долгом изгнании.

Пропаганда против антисемитизма бессильна. Он сильнее доводов рассудка. И неслучайно именно в евреях он расцветает особым цветом – когда-то они были на вершине единства, но, падая, скатываются на самое дно.

Личины антисемитизма разные, но суть его одна. Сегодня в нем явственно проступают два лика: либеральный и фашистский. Однако для евреев большой разницы нет – и те, и другие ненавистники не знают жалости. И те, и другие зайдут дальше, чем нацисты, – ведь эгоизм растет. По отношению к еврейскому народу, весь мир постепенно превращается в пороховую бочку.

И не стоит уповать на лидеров, даже самых решительных, системных либо антисистемных. Любой лидер отражает исторические тенденции. Не он движет историей, а история движет им.

Если мы, народ Израиля, хотим реально изменить ситуацию, то должны дать миру то, чего он безотчетно требует от нас, – новую ступень развития, новый уровень отношений между людьми, доброе сосуществование для всех. Этого на самом деле ждут от евреев. И пока мы бездействуем, нас будут только больше ненавидеть.

Их ненависть уже выплескивается через край. Ведущая американская газета публикует антисемитские карикатуры. Манифестанты у еврейского консульства в Нью-Йорке обвиняют нас в преступлениях против польских граждан во время Второй мировой. Фанатики призывают отправить нас прямиком в ад – всех до единого, – ведь мы виноваты во всем.

Никто не отсидится, не переждет. Потому что слишком сильна ненависть. Потому что ждать, игнорируя свою роль, – значит противостоять ходу истории. Это не антисемиты – это она не позволяет нам просто жить в мире. Это она требует от нас проснуться. Это ее будильник звенит над ухом раскатами грядущей Катастрофы.

Вот что пишет об этом ведущий каббалист XX века Бааль Сулам:

«Я уже высказывал свои принципиальные соображения в 1933 году. Кроме того, я общался с лидерами поколения, и слова мои не были тогда приняты. Хотя я кричал во весь голос, предупреждая о мировом крахе, – это не произвело впечатления. Однако теперь… я думаю, мир поверит мне: конец надвигается стремительными шагами, и Исраэль будет испепелен раньше остальных народов, как это случилось в прошлую войну».

Пора проснуться.

 

М. Лайтман

Можно с этим спорить и не соглашаться, но аналога еврейскому феномену нет и не было. Во все времена среди всех стран и народов.

Спецпроекты