Статья

Любовь и антисемитизм

Через год я уже была в Израиле. Казалось, все мои приключения закончились и ненависть, которую я когда-то испытала, осталась где-то там, в прошлой жизни. Но, похоже, мир перевернулся. Я вновь столкнулась с антисемитизмом, но на этот раз, антисемитизмом еврейским.

В первые годы моей жизни я не знала, кто я,  каковы мои истоки, традиции и праздники моего народа.

Впервые я узнала, что я еврейка, в первом классе, от одноклассников. Сообщение было не самым приятным: «Вонючая еврейка, убирайся из нашего класса!». Удар был ниже пояса. Кто такая еврейка? Почему я? Что я сделала? Почему такая ненависть? Вся в слезах и соплях я прибежала домой, чтобы услышать от мамы, которую эти  вопросы застали врасплох, заикающиеся объяснения.

Дни летели, слова были болезненными, но вскоре были забыты, и мне удалось завязать дружеские отношения в классе, и я даже искренне полюбила одноклассников…

Еще несколько лет спустя, когда я готовилась к концерту для фортепиано, один из детей бросил мне: «Играешь только своих странных собратьев? Ненавижу всех вас! Воняете». Ара́м Хачатуря́н, чье произведения я играла, вовсе не был евреем. Он был армянским композитором. Но что понимает 10-летний ребенок, который слышит непонятные вещи дома и просто передает их? Ошибка не уменьшила боль, я едва могла играть в тот день.

В последний раз антисемитизм ударил меня в полную силу, когда мне было пятнадцать. Счастливая и радостная я вернулась из школы, с поцелуем на губах рыжего парня, в которого я влюбилась в начале года. Меня встретила сгоревшая дверь дома, свастика на стене и пронизывающий запах горелого пластика.  Я замерла у двери, села на закопченный черный пол, уставившись замершими глазами на свастику, я не могла плакать.

Через год я уже была в Израиле. Казалось, все мои приключения закончились и ненависть, которую я когда-то испытала, осталась где-то там, в прошлой жизни. Но, похоже, мир перевернулся. Я вновь столкнулась с антисемитизмом, но на этот раз, антисемитизмом еврейским.

В последнее время все больше и больше сообщений в прессе об активном участии евреев в движении против Израиля. Еврейский профессор, выступающий на демонстрациях против Израиля и в защиту BDS (международная кампания, призывающая бойкотировать Израиль), еврейская феминистка, поддерживающая компанию, призывающую уничтожать израильтян, университеты с еврейскими активистами,  протестующими против государства Израиль…

Я знала о существовании антисемитов-евреев, таких как инквизитор Торквемада или еврейские советники президента Америки, которые не позволили принять своих  собратьев из Европы во время Второй мировой войны. Я думала, что это просто дикие исключения из правил, но я ошибалась…

Меня не оставляет вопрос. Почему у такой маленькой нации, на которую всегда охотятся, столько ненависти к самой себе? Такое ощущение, что у евреев существует бессознательное чувство неопределенности, отсутствия ясности и даже вины. Но почему и в чем мы виноваты? Ведь наш народ принес миру знаменитое «Возлюби ближнего как самого себя». Правда, это было когда-то давно, а сейчас разве происходящее в Израиле можно назвать любовью? Возможно, здесь и находится разгадка всеобщей ненависти к нам? Как можно любить тех, кто предлагает всему миру совершенную любовь, а сам не в состоянии любить даже собственный народ?

Таня Бар

Можно с этим спорить и не соглашаться, но аналога еврейскому феномену нет и не было. Во все времена среди всех стран и народов.

Спецпроекты