Статья

Болгаро-еврейский феномен

Болгария – это единственная страна в сфере прямого влияния нацистской Германии, в которой численность еврейского население за время Второй мировой войны выросла. На этот феномен стоит обратить особое внимание, поскольку он имеет непосредственное отношение к решению «вечной» проблемы антисемитизма. 

Болгаро-еврейский феномен

Болгария – это единственная страна в сфере прямого влияния нацистской Германии, в которой численность еврейского население за время Второй мировой войны выросла. На этот феномен стоит обратить особое внимание, поскольку он имеет непосредственное отношение к решению «вечной» проблемы антисемитизма.

 

Исторически евреи и болгары связанны очень давно. Когда тюркские племена булгар вторглись на территорию современной Болгарии, они обнаружили здесь еврейские поселения.

На протяжение истории взаимоотношения евреев и болгар знали свои подъемы и спады, вместе с тем можно сказать, что по сравнению с другими странами Европы, евреи Болгарии не испытывали к себе со стороны местного населения особого давления.

 

Именно поэтому трудно было представить, что рост антиеврейских настроений, начавшихся в Германии после Первой мировой войны, отзовется таким громким эхом в Болгарии.

В 1923 году, тогда, когда Гитлер устраивал Пивной путч в Мюнхене, в Болгарии возникла организация «Родна защита». В 1929 году она открыто объявила себя фашистской. Под влиянием необузданной антисемитской пропаганды этой организации в январе 1932 года в Софии[1] группа экстремистов похитила несколько евреев. На громком судебном процессе похитители были осыпаны цветами и провозглашены героями, борцами за национальную безопасность страны. Эта организация необычным образом еще напомнит о себе много десятилетий спустя, но об этом мы будем говорить позже.

 

Начиная с 1935 года Болгария начала сближаться с нацистской Германией на официальном уровне. В мае Софию посетил рейхсминистр Герман Геринг, а в июле царь Борис III встречался в Берлине с Адольфом Гитлером. С этого времени государственная политика страны становится откровенно антиеврейской. Антисемитские силы сразу активизировались. В мае 1935 года была брошена бомба в синагогу города Кюстендил.

 

Во второй половине 30-х годов в стране появились организации «Ратник», «Бранник» и другие, которые сразу же развернули антисемитскую пропаганду. Организацию «Ратник», полное название которой «Союз ратников за прогресс Болгарии» (болг. Ратничество за напредък на българщината), основал в 1936 г. профессор агрономии Асен Кантарджиев. В руководстве организации состояли представители всех слоев интеллигенции.  Среди прочих, в нее входили адвокат Александр Белев – будущий комиссар по еврейским вопросам, и Петр Габровский – будущий министр внутренних дел Болгарии в прогерманском правительстве.

 

В мае 1938 г. боевики «Ратника» вышли на улицы Софии избивать евреев. А 20 сентября 1939 года, в Софии на бульваре «Дондуков» и других улицах, при молчаливом согласии полиции, ими был устроен показательный парад, во время которого они громили витрины, устраивали поджоги магазинов, принадлежащих евреям. Эта «Болгарская Хрустальная ночь» произошла меньше, чем через год после известной нацистской «Хрустальной ночи», произошедшей, как известно, 9-10 ноября 1938 г.  Ответственность за эти погромы взял на себя Александр Белев.

Интересно, что всего лишь за месяц с небольшим до сентябрьского погрома, а точнее 13 августа 1939 года, в горах Рила произошло одно не очень вписывающееся в общую обстановку в стране событие.

 

В тот день большая группа еврейской молодежи взошла на Мусалу – самую высокую горную вершину не только Болгарии, но и всей Восточной Европы. Неожиданно они увидели двух всадников, в одном из которых, к своему удивлению, они узнали царя Болгарии Бориса III. Спешившись, царь вступил с ними в беседу. Когда выяснилось, что молодые люди, столпившиеся перед ним – евреи, неожиданно для всех царь стал в середине группы и велел запечатлеть эту сцену его фотоаппаратом. По прошествии нескольких дней фотография встречи была опубликована в газете.

Участник этого события Нир Барух, ставший после образования Израиля дипломатом и разведчиком, отмечает, что во время встречи с царем они не ощутили ни высокомерия, ни пренебрежения. Более того, беседуя с ними, царь старался их успокоить, когда они выразили тревогу в связи с антиеврейскими событиями в стране.

 

О том, как сочеталась проводимая царем Борисом антисемитская государственная политика, с одновременным, более чем лояльным отношением к конкретным евреям, – тема для особого разговора.

 

 

Защитить нацию от евреев

В стране, между тем, продолжала нарастать антисемитская вакханалия. Обращает внимание на себя факт активного участия в этом процессе болгарской интеллектуальной элиты. Например, издателями пронацистского журнала «Родина» были филолог, член-корреспондент Болгарской академии наук Борис Йоцов, и ректор Софийского университета, археолог, будущий премьер-министр Богдан Филов.

 

Усилия элиты не пропали даром. К 1940 году пронацистски настроенные организации расплодились, как грибы после дождя: «Отецъ Паисий», «Млада България», «Народно социално движение» и др. Самая опасной из них была организация «Съюз на българските национални легиони» во главе с юристом Иваном Дочевом, имеющая собственное печатное издание – двухнедельник «Прелом».

 

Усилиями царя Бориса, 15 февраля 1940 года должность премьер-министра Болгарии занял Богдан Филов. В его лице царь нашел верного проводника своей прогерманской политики.

В ноябре того же года Б. Филов представил проект закона «О защите нации», составленного в духе немецкого законодательного акта «Нюрнбергские расовые законы». Над евреями Болгарии нависла смертельная опасность.

 

Закон «О защите нации» (Закон за защита на нацията) вошел в силу 23 января 1941 года.

С этого момента евреям было запрещено: браки с болгарами, занятие определенными профессиями, участие в выборах, владеть акциями, иметь сельскохозяйственную землю и т.д. Кроме того, для евреев был введен комендантский час, они должны были 6-7 месяцев в году отбывать трудовую повинность в рабочих лагерях, носить отличительный знак «Желтая звезда» и т. д. и т.п.

 

1 марта 1941 глава правительства Б. Филов подписал в Вене документы о присоединении Болгарии к Берлинскому пакту «Рим – Берлин – Токио».

В тот же день, 1 марта 1941 года, все еврейские мужчины 20-40 лет были призваны в рабочие батальоны. По  сути, это были концентрационные лагеря. В 15 лагерях собрали около 8000 человек.

 

19-20 апреля 1941 года, в соответствии с соглашением между Германией, Италией и правительством Болгарии, части болгарской армии без объявления войны пересекли границы с Югославией и Грецией, и оккупировали территории в Македонии и Северной Греции.

 

В июле 1941 года был принят «Закон о единовременном налоге с имущества лиц еврейского происхождения» (Закон за еднократния данък върху имуществата на лицата от еврейски произход). Практически, каждый болгарский еврей облагался этим налогом,  поскольку под этот закон попадали обычные, используемые в обиходе вещи.

 

Через неделю, 29 июля 1941 года, вышло новое постановление. Теперь евреям нельзя было владеть аптеками, заниматься продажей лекарств и перевозками. Запрещены профессии: актер, художник, журналист, железнодорожный агент. Устанавливался процент занятости для: адвокатов, архитекторов, инженеров и только для обслуживания еврейского населения.

 

В рамках ограничений, наложенных на евреев в части владения имуществом, началась национализация и распродажа еврейской собственности.

13 декабря 1941 года  Болгария официально вступила во Вторую мировую войну. Она объявила войну США и Великобритании. Однако с СССР дипотношений не разорвала.

 

Болгария столкнулась не только с политическими, но и тяжелыми природными катаклизмами. В марте 1942 года река Дунай вышла из берегов и полностью затопила город Видин. В результате этого масштабного наводнения пострадало почти все население города – около 19 000 человек.  В спасении жителей города особенно отличился главный хазан местной синагоги Авраам (Аврамико) Бехар. Соорудив из бочек подсобное плавательное средство, он лично спас 718 человек! Этот подвиг не остался без внимания властей. Он был вызван в царский дворец в Софии, где царь Борис и министр внутренних дел, антисемит Габровский, вручили герою-еврею орден «За гражданска заслуга» первой степени и денежный приз, 100 000 левов. Это невероятная история оставила настолько глубокий след в памяти присутствующего на торжестве пятилетнего престолонаследника Семена, что уже будучи взрослым человеком, он разыскал Авраама в Израиле и пригласил к себе в гости, в Испанию.

 

 

Нужно не забывать, что эти события происходили в 1942 году, когда Болгария уже была практически под полным контролем нацистской Германии. Поэтому, несмотря на все попытки еврейского руководства страны не раздувать шум вокруг этого события, о нем все-таки узнал посол Германии, личный представитель Гитлера в Болгарии, обергруппенфюрер СА Адольф Беккерле.

 

 

Реакция не замедлила себя ждать. Авраама, а также нескольких руководителей еврейской общины Болгарии, вызвали на ковер к Беккерле. На встрече Беккерле сразу же набросился на Авраама с грубой бранью и пощечинами, назвав его «еврейской свиньей, которая обманывает своими глупостями народ». После этого он отобрал полученный Авраамом орден.

 

Болгария сдает евреев

В 1942 году антиеврейское законодательская удавка начала еще больше сжиматься. Пятого июня вышел закон о предоставлении болгарского гражданства жителям оккупированных территорий Македонии и Фракии. В 4-ом пункте документа было указано, что проживающие там евреи под действие этого закона не попадают. Таким образом, они автоматически становились людьми без гражданства и подлежали немедленной депортации.

 

В июле 1942 года болгарское правительство предоставило Германии свободу действий по отношению к евреям – гражданам Болгарии, проживавшим в странах, оккупированных немцами.

 

Тем же летом вышел закон о передаче законодательных полномочий болгарского Парламента (Обикновено Народно събрание), касающихся евреев, узкому кабинету. С этого момента судьбу евреев Болгарии решали: царь, премьер-министр, министр внутренних дел и министр войны.  Этот закон утвердил царь Борис.

 

Наконец, в августе 1942 года, при министерстве внутренних дел Болгарии был создан «Комиссариат по еврейским делам» (Комисарство по еврейските въпроси). Тридцатого сентября комиссаром по  еврейскому вопросу назначен Александр Белев.

 

Александр Белев рьяно принялся за работу. Вскоре все евреи Болгарии, начиная с 10-го летнего возраста, стали носить знак «Желтая звезда», а на еврейских домах появились таблички «Еврейско Жилище», с точным указанием имен и фамилий всех жильцов. Список дискриминационных законов сразу стал пополняться. Теперь евреям было запрещено: посещать лечебные источники и парки развлечений, слушать радио, иметь в своем распоряжении любые транспортные средства…

 

 

Второго февраля 1943 года Болгария согласилась выдать немцам 11 384 еврея из оккупированных ею югославской Македонии и греческой Фракии. Двадцать второго февраля глава болгарского комиссариата по еврейским делам А. Белев и специально прибывший в Софию помощник А. Эйхмана Т. Даннеккер подписали соглашение о депортации двадцати тысяч евреев.

 

В конце февраля по стране стали распространяться слухи о готовящейся высылке евреев Болгарии. Двадцать пятого февраля, в Софии, состоялась встреча одного из руководителей общины Кюстандила Хаима Бехара с родственником министра внутренних дел Габровского. Тот предложил за хорошие деньги передать важную секретную информацию. Речь шла о высылке евреев с территории Болгарии. В центральный еврейский орган управления Консисторий информация о предстоящей антиеврейской акции поступила от д-ра Боко Леви. Эти сведения ему передала Лиляна Паница – личная секретарша А. Белева. Из другого источника Бехар узнал об устном приказе А. Белева подготовить к 9-му марта лагерь в г. Радомир для приема евреев городов: Дупница, Самоков, София и Кюстендил.

 

 

Второго марта правительство Болгарии утвердило соглашение №127 о депортации 20 000 евреев за границы Болгарии. В тот же день правительство Болгарии приняло решение №116 об упразднении болгарского гражданства евреям, готовящимся пересечь границу Болгарии.

 

Вскоре весь этот информационный поток начал получать печальное подтверждение. Четвертого марта, с 4 до 7:30 утра, были схвачены все евреи Фракии и размещены в лагерях городов Дупница и Горна-Джумая.

 

 

Пятого марта в Софию, в «Комиссариат по еврейским делам», для получения последних указаний от А. Белева прибыли все комиссары Болгарии.

 

В те же дни мэр г. Кюстендил сообщил фармацевту Самуэлю Баруху о предстоящих арестах евреев – жителей его города. Самуэль сразу же связался по телефону со своим братом Яковом (Яко) – неофициальным представителем Сохнута в Софии. В этом ему помог друг-болгарин, поскольку у евреев отобрали телефоны.

 

Благодаря своей работе у Якова были обширные связи в высших кругах. Первым делом, он обратился к швейцарскому дипломату Чарльзу Редарду, который встретился, хотя и безрезультатно, с премьером Богданом Филовым. Яков также связался с секретарем Совета министров Серафимовым. Тот предпочел не вмешаться, поскольку по его словам, боялся быть обвиненным в получении взяток от евреев. Голионов, секретарь министра внутренних дел Габровского, заявил, что эти вопросы находятся в компетенции Германии, а не Болгарии. Министр сельского хозяйства Николай Захариев подтвердил информацию о высылке евреев из оккупированных Фракии и Македонии и опроверг информацию о высылке евреев внутренней Болгарии.

 

После всех этих бесплодных попыток Яков и его брат Йосеф (Жозеф) решили связаться с вице-председателем Парламента Димитром Пешевым.

 

 

Димитр Пешев входил в ближайшее окружение царя. Он всегда и везде безоговорочно поддерживал антиеврейскую политику правительства и царя, лично голосовал за все законы, направленные против евреев. Почему, несмотря на все это, братья все-таки решились обратиться к нему?  Существовала лишь одна серьезная причина, почему они это сделали. Но именно эта причина, в конечном счете, и решила судьбу евреев Болгарии.

 

Дружба побеждает

Чтобы понять, что на самом деле спасло евреев Болгарии, нужно вернуться в детство и юность Д. Пешева.

Он родился и вырос в городке Кюстендил. Это один из древнейших городов Болгарии, который и по сегодняшний день славится своими минеральными источниками, использовался еще римлянами в качестве водолечебного курорта. Археологические раскопки обнаружили еврейское присутствие в городе уже в 3-м веке, вместе с тем, считается, что еврейская община ведет свое существование в Кюстендиле с 16-го века. Сказать, что взаимоотношения евреев и болгар было идеальным, нельзя. Самое громкое антиеврейское событие в истории города произошло 1898 году, когда  евреев обвинили в использовании крови христианских младенцев. Чтобы погасить возникшие беспорядки, полиции пришлось задействовать крупные силы.

 

Нужно сказать,  что евреи города представляли собой достаточно пеструю смесь. Основу общины составляли сефарды, то есть евреи, которых изгнали из Испании в 1492 г. В первой половине 18-го века к ним присоединились еврейские беженцы из Белграда. После Второй Балканской войны, которая началась в 1913 году, сюда потянулись евреи из мест, затронутых войной. В 1920 году община состояла из 2671 человека. Интересно, что такая, в общем-то, небольшая община, была разделена по политическому признаку – на сионистов и коммунистов.

 

Несмотря на все различия, упомянутый выше герой «Видинского наводнения» Авраам Бэхар тепло вспоминает о тех особых взаимоотношениях, которые царили между евреями Болгарии. По его словам, что для того чтобы заключить между собой сделку евреям было достаточно просто пожать руки.

 

Не будем идеализировать, понятно, что в жизни было не все так безоблачно, люди есть люди. Однако такого рода взаимоотношения, и не только между евреями в Болгарии, действительно существовали. Примером могут служить два друга – еврей Пинхас (Пинко) Барух и болгарин Йосеф Пешев. Когда и как они подружились, история умалчивает. Между тем, хорошо известно как дружили между собой их семьи.  Поговорим об этом подробнее, поскольку это имеет прямое отношение к событиям, связанных с удивительным спасением болгарских евреев.

 

Семьи жили всего в нескольких домах друг от друга. В семье Пинхаса и Мэри Барух было восемь детей, столько же, как в семье Йосефа и Ницы Пешевых Дети, как и родители, дружили между собой. Праздники, как еврейские, так и христианские, семьи отмечали вместе. Более того, если надо было накормить детей грудным молоком Мэри и Ница не делали различий между своими детьми и детьми соседки.

 

 

Когда дети подросли, обе семьи послали своих детей в лучшую начальную школу города. По иронии судьбы эта школа была еврейской. В юношеским возрасте, закадычным другом Димитра Пешева был Самуэль Барух. Главным местом развлечения для молодежи того времени была городская баня. Кроме водных процедур, там было принято пить вино и болгарскую водку, ракию. Семейное предание гласит, что именно туда и ходили друзья. Можно сказать, что, по крайней мере, в то время им трудно было скрывать друг от друга секреты.

 

 

 

 

В дальнейшем их пути разошлись. Димитр стал юристом, а Самуэль фармацевтом.

 

 

 

Кстати говоря, в этом же университете вместе с Димитром учился Яко Барух – брат Самуэля.

 

 

После всего рассказанного понятно, почему еврей Яко Барух, вместе с еще одним братом, Йосифом, осмелились обратиться по еврейскому вопросу к стороннику пронацистской политики Болгарии, вице-председателю Парламента Димитру Пешеву.

 

 

Пошел обратный отсчет

Димитру Пешеву позвонили. Это был младший брат его друга Самуэля – Йосеф (Жозев) Барух. Он попросил о встрече. Опасения братьев оказались напрасными. Димитр обрадовался звонку и сразу же пригласил его и брата Яко к себе домой. После теплой встречи братья рассказали о происходящем в Кюстендиле и попросили помощи в получении разрешения для выезда из города Самуэля и его отца Пинхаса. После получения согласия, они попросили Димитра помочь спасти всех евреев Болгарии.

 

Димитр вначале не поверил этому сообщению. Он знал о депортации евреев Македонии и Фракии и ничего не знал о евреях Болгарии. Когда сведения подтвердились, Пешев начал действовать. Все средства и люди, которые были в его распоряжении и/или в поле его влияния, были пущены вход. Так или иначе, но через двое суток после этого приказ об отправке евреев Болгарии был временно приостановлен.

 

 

Депортация была назначена 9.03.19 в 12 часов ночи. Сообщение об отсрочке пришла в родной город Пешева – Кюстандил и г. Дупница днем около 8 часов вечера, в города Пловдив, Пасарджик, Самоков, Шумен и другие только на следующий день 10.03.19, когда евреи были уже принудительно собраны, а поезда уже стояли под парами готовые к отправке.

 

В спасении евреев Болгарии участвовали множество людей и организаций, которых даже трудно перечислить. Среди них: 43 депутата Парламента, которые подписали петицию с протестом, 11 членов Святого Синода во  главе с митрополитом Стефаном из Софии, Кирилом из Пловдива, и Неофитом из Видина, «Движение освобождения македонцев», десятки известных писателей, находящееся в подполье компартия, профсоюзы врачей, адвокатов, фармацевтов, и т.д.

 

Несмотря на действительно массовую поддержку болгар, не вызывает сомнения факт, что без вмешательства Димтра Пешева все могло закончиться совершенно иначе…

 

Нельзя не упомянуть печальную судьбу евреев Фракии и Македонии. В отличие от евреев Болгарии, у них не нашлось влиятельных заступников в правительстве царя Бориса. Когда Яков и Йосеф говорили в первый раз с Д. Пешевым, они попытались заступиться и за евреев оккупированных Болгарией земель. Однако Пешев сразу же их предупредил, что по этому поводу существуют решения правительства, и он не готов разговаривать на эту тему. Из 11 384 евреев отправленных в Польшу из Македонии, Фракии и г. Пирот, уцелели около 100 человек.

 

 

Относительно позиции царя Бориса нужно сказать особо. Как уже было сказано, его отношение относительно отдельных евреев не вызывает нареканий. Вместе с тем, его государственная политика, законодательные меры и судьба евреев оккупированных Болгарией территорией, говорят сами за себя. Добавить к сказанному могут только слова самого царя Бориса, сказанные им на закрытом заседании в его дворце «Враня», в присутствии членов Святого Синода. Эта речь была произнесена 15 апреля 1943 года, то есть тогда, когда приказ об отправке Болгарских евреев был только отсрочен, но еще не отменен, а евреи Фракии и Македонии был уже в Треблинке.

 

Из протокола Святого Синода:

Царь, очевидно, был хорошо знаком с еврейством и его «спекулятивным духом». Его речь подчеркнула большие проблемы, наносимые этим духом всему человечеству на протяжении веков. Этот дух повсюду создавал ненависть у людей, безверие, моральное разложение, и измену родине в среде народов. Этот дух спекуляции и отрицания создает в обществе и народах недовольство, ссоры, конфликты, войны и беды между обществами и нациями. В результате этого «спекулятивного духа» в большой степени мир сейчас столкнулся с нынешним всемирным катаклизмом…[2]

 

 

 

Что нас ждет

Сегодня, по прошествии более 75 лет с тех тяжелых дней, хочется понять, какие уроки мы извлекли, и что мы сделали, чтобы такое больше не повторилось. Димитру Пешеву поставлены памятники в нескольких странах. В его честь называют улицы, устанавливают мемориальный доски, открыт музей в родном ему г. Кюстандиле.

 

Казалось бы все хорошо. Но если мы заглянем в СМИ, ситуация окажется далеко не такой радужной. Оказывается в Болгарии, в которой сегодня проживает менее 2 000 евреев, процветает антисемитизм. По статистическим данным уровень антисемитизма в ней составляет 44 %.

 

 

Зачем далеко ходить. Вот о чем поет сегодня болгарская рок группа «Родна защита» – названная в честь той самой фашистской организации, под влиянием которой похищали евреев  в 1932 году:

Сыновья Иуды[3]

Не мошенничеством, а силой сокрушить их,

не с пустыми словами, а с цепями.

Вот как наказаны сыновья Иудейские,

каждая ложь искуплена кровью.

 

Тело согнуто, но выглядит высокомерно,

маски падают перед спусковым крючком.

И не по заслугам, а по собственному желанию,

и по их крови это будет сделано.

 

Еврей это болезнь, коррупция в природе,

в форме человека, паразит между людьми.

«Свобода есть рабство» для непросветленных,

Вы называете инфекцию, шторы падают.

 

Чтобы не засорять статью, выбрана самая «вегетарианская» песня из их репертуара. Так и хочется спросить: почему мы так ничему не научились, почему мы прославляем спасителей евреев и, вместе с этим, позволяем распространяться всемирной ненависти, которая называется антисемитизм, почему дети того народа, который когда-то спасал евреев, сегодня поражены ненавистью к тем, кого они даже не видели?

 

Не нужно заниматься статистикой, чтобы понять, какое место в мире сегодня занимает антисемитизм, если даже страна, которая спасала евреев, поражена этой болезнью. Напрашивается лишь один вывод из всего происходящего. Мы не знаем, что такое антисемитизм, не понимаем его природы, а потому мы можем только констатировать факты, снимать статистические данные, устраивать торжественные открытия памятников, организовывать международные симпозиумы по борьбе с антисемитизмом и, при всем при этом, проснуться однажды утром и увидеть, что мы уже опоздали…

 

 

Вместе с этим, пример спасения евреев Болгарии подводит нас к другому, несколько неожиданному выводу.

 

Что, в конечном итоге, подвинуло болгарина, убежденного сторонника нацистской идеологии, вице-председателя Парламента идти против правительства, своих убеждений, против царя, рисковать карьерой и возможно жизнью?

 

По сути – это  любовь. Любовь к друзьям и семье. В этой удивительной истории спасения 48 000 евреев любовь и дружба одного человека оказались сильнее, чем государственные машины не только Болгарии, но и Германии. Очевидно в таких «неосязаемых» понятиях и нужно искать решение проблемы бесконечной всемирной ненависти, которая зовется антисемитизмом.

 

Антисемитизм испокон века был самым де­шевым средством для оболванивания народа. Ти­рания, основанная на подобной лжи и правящая при помощи террора, должна неминуемо кануть в небытие. Такой строй станет собственным могиль­щиком, потому что в противовес злу усилятся те моральные качества человека, которые ведут к осво­бождению и очищению жизни общества. Пусть наш народ своими страданиями и своим трудом внесет вклад в высвобождение из-под спуда лучших свойств человека. (  А. Эйнштейн)

 

 

М. Бруштейн

 

[1] Bulgaria. THE ENCYCLOPEDIA OF THE JEWISH DIASPORA CO. LTD. Jerusalem-Tel-Aviv. 1967. V 10. P. 602.

[2] Перевод: М. Плинер и В. Плинер.
[3] Гуглперевод с болгарского.

Можно с этим спорить и не соглашаться, но аналога еврейскому феномену нет и не было. Во все времена среди всех стран и народов.

Читайте далее

Спецпроекты