Введение

Если взять связку прутьев, то сломать их все сразу невозможно. Но если брать их по отдельности, то даже ребенок может их сломать. Так же и сыны Израиля не будут избавлены, пока не образуют все вместе одну связку.
Мидраш Танхума, Ницавим, гл. 1

На протяжении всей истории еврейского народа единство и взаимное поручительство (иначе называемое взаимной ответственностью) были отличительными чертами нашей нации. Бесчисленные мудрецы и духовные лидеры поколений писали о значении этих двух ноу-хау, называя их сердцем и душой нашего народа и утверждая, что спасение и избавление могут прийти только при условии единства Израиля.

На самом деле идея единства была настолько выше всего остального, что превосходила по своей значимости идею преданности Творцу и даже соблюдение заповедей. Очень многие духовные лидеры еврейского народа и священные тексты, — создаваемые из поколения в поколение, подчеркивают важность единства как первостепенной ценности. Трактат ДерехЭрец Зута, написанный примерно тогда же, когда и Талмуд, приводит одно из многочисленных изречений в этом роде: «Даже когда сыны Израиля поклоняются идолам, но между ними мир, Творец говорит: «Нет у Меня желания вредить им»… Но если они в ссоре, что сказано о них? «Разделено сердце их, – будут они теперь осуждены»»[2]Трактат Дерех-Эрец Зута, гл. 9.

После разрушения Второго Храма преобладающее значение единства и братской любви достигло своего апогея. Вавилонский Талмуд среди множества других источников учит нас, что причиной разрушения Второго Храма стали беспричинная ненависть и разобщенность внутри Израиля. Источники говорят, что беспричинная ненависть наносит такой вред, что по своему действию она равносильна трем великим грехам, приведшим к разрушению Первого Храма, взятым вместе, – идолопоклонству, кровосмешению и кровопролитию. Трактат Йома говорит нам об этом прямо: «Второй Храм… почему был разрушен? Потому что при нем была беспричинная ненависть, что учит тебя тому, что беспричинная ненависть равна трем прегрешениям [вместе]: идолопоклонству, кровосмешению и кровопролитию»[3]Трактат Йома, л. 9:2.

Очевидно, единство, братская любовь и взаимное поручительство не только заложены в наших генах, но и являются той палочкой-выручалочкой, которая спасла наш народ от множества бедствий, а ее отсутствие, наоборот, приводило к тому, что эти бедствия сыпались на нас, как из рога изобилия. В наше сложное время, время непомерно выросшего самолюбования и нарциссизма, мы нуждаемся в единстве больше, чем когда-либо, и, тем не менее, именно сейчас оно отдалилось от нас как никогда.

3400 лет назад мы стояли у подножия горы Синай как один человек с единым сердцем. Благодаря этому мы стали народом. С этого момента единство поддерживало нас и в радости, и в горе. Как написано в известной хасидской книге «Маор ва-Шемеш»[*]«Маор ва-Шемеш» – книга известного каббалиста и хасидского учителя рабби Калонимуса Калмана а-Леви Эпштейна из Кракова (1751 – 1823) («Свет и солнце»), «…хотя люди поколения Ахава поклонялись идолам, они вступили в войну и одержали победу, потому что между ними было единство. Это тем сильнее, когда в Израиле есть единство, и [сыны Израиля] занимаются Торой ради самой Торы… и этим они побеждают всех, кто против них, и что бы ни произносили уста их, Творец исполняет по воле их»[4]Рабби Калонимус Кальман Эпштейн. Маор ва-Шемеш (Свет и солнце), гл. Балак.

Под водительством Моисея мы вышли из египетского плена, и пришли в Ханаан и, завоевав его, превратили его в Страну Израиля, но затем снова ушли в изгнание – на этот раз в Вавилон. А когда Мордехай объединил нас, мы вернулись из вавилонского плена – к сожалению, только два колена из двенадцати – и отстроили Второй Храм. Пока мы были едины, мы сохраняли независимость, и существовал Храм. Но как только мы отказались от братской любви, мы были покорены врагами и ушли в изгнание на долгие столетия.

И всё же разобщенность и беспричинная ненависть, приведшие к разрушению Второго Храма и изгнанию народа из его страны, не остановили наше развитие в изгнании. Почти два тысячелетия мы оставались верны самим себе, не принимая активного участия в культурной жизни тех народов, среди которых мы жили.

Однако, начиная с эпохи Просвещения, мы постепенно стали принимать культуру, которая приветствовала личные достоинства и индивидуальные успехи и поощряла эксплуатацию слабых и неимущих. В последние десятилетия мы достигли таких внушительных успехов на ниве корыстолюбия и тщеславия, что стали полной противоположностью гуманистическому обществу взаимной заботы, которое мы создали своими руками на заре существования нашего народа.

Сегодня в мире у руля стоят эгоизм и самолюбование, доведенное до нарциссизма. В книге «Эпидемия нарциссизма: жизнь в эпоху самомнения» описывается то, что ее авторы назвали «неумолимым ростом нарциссизма в нашей культуре»[5]Джин Твендж и Кит Кэмпбелл. Эпидемия нарциссизма: жизнь в эпоху самомнения. New York, Free Press, A Division of Simon & Schuster, Inc. 2009, стр. 1 и связанные с этим проблемы. Нарциссизм распространяется в западном обществе со скоростью эпидемии. Существует мнение, что причины затяжного экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, были изначально вызваны завышенной самооценкой и нарциссизмом, охватившим в первую очередь американское общество.

В это самое время большая часть нас, евреев, когда-то исповедовавших принцип «Возлюби ближнего своего, как самого себя», не просто наблюдает победное шествие эгоизма по планете со стороны, а принимает в нем активное участие, очень часто возглавляя его и пожиная его первые и самые сладкие плоды. Правило «с волками жить – по-волчьи выть» мы принимаем с необыкновенным энтузиазмом и, как правило, воем гораздо сильнее и громче, чем сами волки. Многие еврейские имена – от Ротшильда до Абрамовича – стали нарицательными и обозначают «власть» и «богатство», причем часто с негативным оттенком.

Нет никакого сомнения, что мы добиваемся богатства и власти не для того, чтобы продемонстрировать всему миру превосходство нашего наследия. Однако, когда за евреями закрепляется дурная слава из-за двух упомянутых «добродетелей», эта слава распространяется не только на их «заслуги», но и на их наследие.

Каким бы несправедливым это ни казалось, евреи и еврейское государство всегда воспринимаются иначе, чем другие страны и народы. Они вызывают особое отношение – как в хорошем, так и в плохом смысле. И у этого есть свои причины.

Когда Авраам открыл, что миром правит одна-единственная сила, которую мы называем «Творец», или «Бог», или «Адонай» (Ашем), он хотел рассказать об этом всему миру. Как вавилонянин, обладавший высоким социальным и духовным статусом, сын производителя идолов, он вполне мог быть услышан. Только когда царь Нимрод попытался убить его и затем изгнал его из Вавилона, он ушел в другое место и, в конце концов, пришел в Ханаан.

Но, как сообщает великий Рамбам (Маймонид)[*]Рамбам (Моше бен Маймон, Маймонид, 1135 – 1240) великий философ, каббалист, талмудист и врач. Духовный лидер своего поколения, по дороге он повсюду искал родственные души, с которыми он мог бы поделиться своим открытием. «Начал он громогласно призывать всех людей, рассказывая им, что во всем мире есть один Бог… Он шел, созывая и собирая народ от города к городу, от царства к царству, пока не пришел в страну Ханаан… А когда люди сходились к нему и спрашивали его о словах его, рассказывал он каждому… пока не возвращал его на путь истины, пока не собрались вокруг него тысячи и десятки тысяч, и они называются домом Авраама. И посеял он в сердцах их этот великий принцип, и написал о нем книги. И передал он его сыну своему Ицхаку. И Ицхак сидел, и учил, и возвращал [на путь истины]. А Ицхак передал его Яакову и поручил ему учить [людей], и он сидел и учил… А праотец Яаков учил всех сыновей своих, и выделил Леви, назначив его главным, и посадил его в дом учения, чтобы учил он пути Творца»[6]Рамбам (Маймонид). Мишне Тора или Яд Хазака, ч. 1, «Книга знаний», гл. 1, пп. 13 – 15.

Начиная с Яакова, как сказано в известной книге «Кузари» Йеуды а-Леви[*]Йеуда а-Леви (Галеви, 1075 – 1141) поэт, философ и каббалист. Самое известное его произведение – «Сэфер а-Кузари» («Кузари», букв. «книга хазара») – ассказывает о том, как хазарский царь ищет истинную религию. Философ, христианин и мусульманин не убеждают царя, и после беседы с иудеем он выбирает иудаизм, «божественное раскрылось в собрании, и с того времени ведется счёт, по которому мы считаем годы [наших] прародителей, как это передано нам в Торе Моисеевой. И известно нам, что происходило от Моисея до сего дня»[7]Рабби Йеуда а-Леви. Кузари, гл. 1, п. 47.

Итак, единство было необходимым условием раскрытия ощущения Бога, или Творца, как чаще называют Его каббалисты (по причинам, обсуждение которых лежит за пределами этой книги). Без единства постижение было просто невозможно. Люди, способные объединиться, стали народом Израиля и постигли Творца, то есть единую силу, создающую, ведущую и поддерживающую всё мироздание. Те, кто не мог объединиться, остались без этого ощущения, но, тем не менее, с чувством, что у израильтян есть некое знание, которое им не дано, нечто, что по праву должно принадлежать и им тоже, но они по какой-то причине этого лишены.

Это и есть корень ненависти к Израилю, позже переросшей в антисемитизм. Это смутное ощущение того, что у евреев есть нечто, чем они не хотят делиться со всем миром, хотя и обязаны это сделать.

Евреи и в самом деле должны поделиться этим со всем миром. Авраам пытался поделиться своим открытием со своими соотечественниками вавилонянами, и его потомки должны сделать то же самое. Это и означает быть «светом для других народов». Это та обязанность, о которой великий рав Кук[*]Рав Авраам Ицхак Кук (1865 – 1935) крупнейший раввин, каббалист и общественный деятель. Первый главный раввин Страны Израиля и вдохновитель религиозного сионизма, первый раввин Страны Израиля, писал своим возвышенным поэтическим слогом: «…Истинное движение еврейской души во всем ее величии… выражается только лишь в ее вечной святой силе, текущей в самой сердцевине ее духа. И это то, что сделало, и делает, и еще сделает ее народом, несущим свет другим народам, и спасение, и избавление – всему миру…»[8]Рав Авраам Ицхак а-Коэн Кук. Письма, т. 3, стр. 194 – 195. Мосад рав Кук, Иерусалим, 1950.

Это та самая обязанность, о которой в известной хасидской книге «Сфат Эмет»[*]«Сфат Эмет» («Язык истины») – книга гурского ребе, рава Йеуды Арье Лейба Алтера (1847 – 1905) написано: «Получив Тору, сыны Израиля стали гарантами исправления всего мира, и других народов тоже»[9]Рав Йеуда Лейб Арье Алтер. Сфат Эмет (Язык Истины), гл. Итро, ч. 2, Петроков, 1905, стр. 45:1.

Но что же именно мы должны передать другим народам? Выясняется, что это то единство, которое позволяет раскрыть единственную и единую созидающую силу, или Бога, или Творца. Как написано в другой хасидской книге «Шем ми-Шмуэль»[*]Рабби Шмуэль Борнштейн (1855 ‒ 1926) второй сохачевский ребе, внук Менахема Меднла из Коцка, автор книги «Шем ми Шмуэль» («Имя от Самуила»), одной из основных книг хасидизма («Имя от Самуила»): «…цель творения состояла в том, чтобы все стали одним целым… но из-за греха всё настолько испортилось, что даже лучшие в тех поколениях были не в состоянии соединиться вместе для служения Творцу, а были одиночками…»[10]Рав Шмуэль Борнштейн. Шем ми-Шмуэль (Имя от Самуила), гл. Аазину, 1920.

Поэтому, как продолжает автор, объединялись только те, кто мог это сделать, тогда как все остальные отделились от них до той поры, когда они смогут войти в это единство. Он пишет: «Исправление началось с того, что возникло собрание и объединение людей для служения Творцу, начавшееся с праотца Авраама и его потомков, которые должны были стать сплоченной общиной для служения Творцу. Мысль Творца состояла в разделении людей, то есть вначале произвел Он разделение всего рода человеческого в поколении раздора, и разделились все грешники… И тогда началось объединение для служения Творцу, ибо праотец Авраам ходил и призывал именем Творца, пока не собралась у него большая община, получившая название «люди дома Авраамова». И это всё росло и росло, пока не стало народом общины Израиля… А завершение исправления наступит в будущем, когда станут все одним целым, чтобы исполнить волю Твою полным сердцем»[11]Там же.

В сегодняшнем насквозь глобализованном мире жизненно необходимо, чтобы абсолютно каждый познакомился с принципом единения как средства постижения Творца. Когда каждый человек узнает и всем сердцем примет этот принцип, на земле естественным образом наступят и мир, и братская любовь.

На самом деле, по словам крупнейшего каббалиста ХХ века рава Йеуды Ашлага (известного под именем «Бааль Сулам»), необходимость познать Творца является безотлагательной вот уже почти сто лет. В статье «Мир в мире», написанной в начале 30-х гг. прошлого века, Бааль Сулам объясняет, что наша абсолютная взаимозависимость заставляет нас использовать законы взаимной ответственности на уровне всего мира. Хотя термина «глобализация» тогда еще не существовало, его слова прекрасно иллюстрируют неотложную необходимость превращения мира в одно единое целое.

Бааль Сулам пишет о глобализации и взаимной зависимости: «И не удивляйся тому, что я смешиваю благополучие одной общины с благополучием всего мира, ведь на самом деле мы уже достигли такого уровня, что весь мир считается одной общиной, одним обществом. Иными словами, каждый человек в мире, из-за того что получает жизненные силы и обеспечение от всего человечества, обязан служить всему миру и заботиться о его благе.

…Таким образом, нельзя говорить о возможности установления добрых и счастливых порядков благополучного развития в отдельной стране, если это не будет происходить во всех странах мира, и наоборот. Ведь в наше время страны уже связаны в обеспечении жизненных потребностей, подобно тому как в первобытные времена были связаны члены одной семьи. Поэтому бесполезно продолжать обсуждать и налаживать справедливый порядок, гарантирующий благополучие отдельно взятой страны или одного народа. Нужно заниматься благополучием всего мира. Ибо благо и зло отдельного человека в мире зависит от блага людей во всем мире и меряется только им»[12]Рав Йеуда Лейб Ашлаг (Бааль Сулам). Труды, Мир в мире. Ashlag Research Institute, Израиль, 2009, стр. 464 – 465.

Однако для того, чтобы мир смог достичь единства и взаимной ответственности, ему нужен образец для подражания – группа или коллектив, которые могли бы, реализовав единство на практике, постичь Творца и личным примером проложить дорогу всему остальному человечеству. И поскольку мы, евреи, уже были там, и мир подсознательно ощущает это, наш долг – возродить между собой братскую любовь, постичь единую силу и передать как методику единения, так и постижение Творца всему остальному человечеству. В этом и состоит роль евреев – нести свет Творца всему миру, быть светом для других народов.

В статье «Любовь к Творцу и любовь к людям» Бааль Сулам ясно описывает, как это работает: «Народ Израиля был установлен как «проводник», и в той мере, в которой сами сыны Израиля соединяются благодаря соблюдению Торы [закона единства, который, как было сказано в Предисловии, является условием постижения Творца], они передают свою силу другим народам, а когда и остальные народы склонят чашу своих весов на сторону заслуг [объединятся и постигнут Творца], раскроется Машиах [сила, вытаскивающая нас из эгоизма]»[13]Рав Йеуда Лейб Ашлаг (Бааль Сулам). Труды, Любовь к Творцу и любовь к людям. Ashlag Research Institute, Израиль, 2009, стр. 486.

Аналогичным образом описана роль евреев по отношению к другим народам и в книге «Сфат Эмет»: «Казалось бы, сыны Израиля, получатели Торы, являются должниками, а не гарантами, однако сыны Израиля стали гарантами исправления всего мира с помощью Торы. И в этом смысл сказанных о них слов: «И вы будете Мне царством священников и святым народом»… И отвечали они на это: «Всё, что изрек Творец, исполним», – что означает исправить всё творение… ведь, на самом деле, всё зависит от сынов Израиля. Насколько они исправляют себя, настолько все творения устремляются за ними. Подобно раву [учителю]: насколько он исправляет себя, настолько устремляются за ним ученики… так же и всё творение устремляется за сынами Израиля»[14]Рав Йеуда Лейб Арье Алтер. Сфат Эмет (Язык Истины), гл. Итро, ч. 2, Петроков, 1905, стр. 47:1.